ОБЪЕКТЫ

В коллекции "на бумаге из бумаги" представлены объекты Бориса Турецкого, Cees van Rutten, Лены Алексеевой-Барановской и мои объекты. Бумага невероятный материал, позволяющий делать невероятные вещи. Борис Турецкий в последний период своего творчества делал объекты из бумаги и помещал их в коробки из прозрачного пластика. Он их музеефицировал, он создавал иллюзию музея — объекты как бы помещены в музейные витрины. Он хотел, что бы его объекты хранились в музее. Что в общем-то и произошло. Van Rutten пришёл в станковое искусство из дизайна. Это чувствуется во всех его работах. Отточенность, продуманность, даже оборотная сторона его объектов сделана совершенно и выглядит идеально. Van Rutten использует в своих работах гофрокартон в сочетании с деревом, холстом и другими материалами. Мне было интересно смотреть его работы, мы с Майей приехали в его студию в Гааге (Нидерланды) в один из октябрьских дней 2019 года, так как я, ещё до нашего знакомства, использовал гофрокартон в своих картинах-объектах. Van Rutten видел мои работы в нашей московской студии в июле 2019, когда он c Saskia был в Москве. Гофрокартон очень подвижный и достаточно пластичный материал. В конце 70-ых я видел мебель из гофрокартона, достаточно прочную — стеллажи для книг, кресла, столы. Мои объекты из бумаги объёмные и достаточно большие - "атомная электростанция" в высоту больше 4 метров, "лестница Иакова" больше 7 метров в высоту, лестница висела на тончайших лесках, практически невидимых, в то время как визуально она воспринималась как сделанная из металла. Это производило впечатление на зрителей. Мои рельефы из бумаги "лодки и паровозы" и "линия горизонта" так же большого размера и воспринимаются как металлические. Мой объект "чёрная книга", физический размер 62 х 43 х 15 сантиметров, воспринимается как книга, в которой страницы сделаны из плотного чёрного материала, похожего на строительный рубероид. Ещё в 90-ые я сделал рельефы из бумаги, используя так же ткань и бумажные верёвки. Связующим материалом был клей ПВА. Дисперсные пигменты позволяли делать сложные цветовые переходы. Они давали неожиданный эффект, так как при высыхании они всплывали в верхний красочный слой и создавали сложную патину на поверхности гуашевых красок.

КОЛЛАЖИ

Лена Алексеева-Барановская художник-график. Её рисунки в духе позднего соцреализма камерные и автобиографичные. Офорты, литографии — это то же Лена, но наиболее она точна именно в своих рисунках. В коллекции представлены её работы, где бумага используется в коллажах на холстах и становится частью композиции — холст, бумага, ткань, акрил. В технике коллажа выполнены работы Жени Дорохова. В коллекции три листа из серии "Флоральные мотивы". Лена Бертоло также представлена в коллекции коллажами. Во многих работах Лены коллаж становится композиционным принципом и способ осмысления окружающей действительности. Коллажность и фрагментарность завораживают. У Николая Наседкина «Угловая структура» 2003, так же выполнена в технике коллажа (бумага, картон, коллаж, типографская черная краска). Коллажи и у Анастасии Опара. Анастасия использует всевозможные материалы, объединяя их в единое целое — скотч, ткань, бумага, нитки. Её эксперименты относятся к периоду её учёбы в "Британке". На её персональной выставке (Москва, Галерея А-3, 2011) коллажные работы занимали значительное место, в том числе коллажи из фотографий и рисунков. У Марлена Шпиндлера эскиза плакатов к его выставке выполнены в технике коллажа.Коллажи мы отсканировали, и решили не ставить тексты, как это обычно делается в плакатах, а и оставить всё, как сделал Марлен. У нас в коллекции два его плаката.

Владимир Опара, сентябрь 2020

  • Facebook Clean

​© Vladimir Opara